По следам мифического Эркуема

Мы прилетели на Камчатку на этот раз весной. Главной задачей была охота на медведя. И охоту мы хотели провести как можно в более спортивном варианте. Во-первых, чувствовали в себе силы — как физические, так и моральные. Во-вторых, справедливо считали, что использование всякой техники возможно только в виде транспорта. И не в коем случае для того, чтобы догонять беззащитного зверя, когда ему и деваться-то некуда. Короче говоря, хотели охоту провести пешком, не торопясь, поискать зверя в сопках, выбрать трофейный вариант и подойти на верный выстрел.

Но запланировать — одно, а выполнить — совсем другое. Я вообще человек суеверный, да и мои друзья тоже. А нехорошие приметы начались по нашему прилету в Москву. Наше любимое рыбное кафе было закрыто. Потом, приехав в аэропорт Шереметьево-1 и просидев до начала регистрации, мы поняли, что вовремя мы не улетим. В Москве погода была, а вот в Петропавловске-Камчатском — нет. Сильный ветер и снег — самолеты не принимают. Промаявшись до 12 ночи в зале ожидания и в кафе за углом, которое называлось почему-то «После дождя», и получив вердикт родного Аэрофлота, что вылет задерживается до утра, мы уехали ночевать в гостиницу. Ближайшая гостиница, в которой оказались свободные места, была «Олимпиец». Гостиница — как гостиница, переночевали и ладно.

Короче говоря, утром мы вылетели и нормально приземлились в Петропавловске. Дальнейшей нашей задачей был перелет на местных авиалиниях в поселок Верхне-Камчатск. А местные линии — это всегда неразбериха, и самолет летит по фактической погоде и т.д. и т.д. Мы к этому давно привыкли и спокойно, терпеливо ждали отправки рейса.

В конечном итоге, рейс состоялся на древнем ЯК-40 и, пролетев полтора часа, мы попали в засыпанный снегом поселок. Быстро разгрузив самолет (больше было некому), мы забрали наши шмотки. Нас встретили местные охотники на буранах с нартами. Кстати, выполнив этот рейс, самолет там застрял надолго, потому что протаяла взлетная полоса и ее расчищали целую неделю.

Еще немного терпения, небольшой переезд в район охоты, и мы, наконец, на месте. Погода вроде бы налаживалась, и мы завалились спать в охотничьей избушке.

На следующий день, проснувшись, мы увидели унылое серое небо, из которого валил снег, и напоминало все это февраль, а не май. Снег шел дня четыре, делать было совсем нечего, разве что пить пиво с вяленой корюшкой. Лагерь наш был оборудован со знанием дела: кроме избушки, где мы ночевали, там был «туалет типа сортир», столовая-кухня из веселенького цветного китайского полиэтилена и походный душ из него же. Он был устроен так: на веревке подвешивался резиновый ранец, в который наливалась теплая вода. Хочешь помыться – тебе нагреют ведро горячей воды, залезаешь в душ и ранец поднимают на веревке на дерево и пускают воду по твоему зову. Дешево и вполне удобно.

Питание тоже было организовано отлично, повар старался изо всех сил, было разнообразно и вкусно. Это все было очень здорово – но охоты — то нет.

Наконец, на пятый день я проснулся в четыре утра, вышел на воздух и услышал, как токует каменный глухарь (его песня состоит из одного колена – щелчки с разной частотой и интенсивностью). А это означало, что погода налаживается. Кстати, с этим глухарем у меня сложились вполне дружеские отношения. Охота на току открыта, поэтому я взял у местных ружье и в течение четырех дней пытался его добыть. Вставал до рассвета, приходил на ток, подходил под песню к глухарю и стрелял. И мимо. Все говорят, что стреляю я нормально, даже прилично. Добывал глухарей и в Европейской России, и в Сибири. А тут — ну никак, так я и забросил ружье и спокойно снимал своего глухаря на видео, как потом выяснилось — получилось прилично.

Под влиянием непогоды и моих странных промахов в нашей компании появилась как-то незаметно тема для разговоров обо всяких странных случаях. Вечером, послушав наши разговоры, к теме присоединились местные. У них был основной рассказ — о древнем громадном медведе, придание о котором есть у коряков. Зовут его Эркуём, он громадный, с длинной шерстью и большим животом. Наверное, потомок пещерных медведей, которые тут обитали 15 тыс. лет назад. Увидеть его очень сложно, но вот громадные следы его иногда попадаются. И размером он в два или три раза больше любого «Буряка».

Честно говоря, я сидел, слушал и про себя посмеивался. Проработав последние лет десять в качестве организатора охот, я побывал в разных уголках нашей планеты. И почти везде слышал о разных мифических зверях. О «великих рогах», громадных зайцах и волках, о непробиваемых кабанах и еще и еще. И вот тут – «мифический Эркуём». Насторожило меня то, что в него верил наш главный следопыт – Виталий. А человек он опытный, охотник «от Бога», с юмором, не «бухарик» и вообще симпатичный со всех сторон. Да и остальные, тоже хорошие охотники, похоже, верили, что Эркуём живет высоко в горах. И что Виталий со своим другом Сергеем видели его летом на леднике. Что он был с травой в зубах, с огромным животом, и был он «большой-большой».

Я заснул, и этой ночью мне приснилось все, что только могло: и любимая лайка, которая осталась дома, и бывшая жена, и медведи там разные и другой разный бред.

Утром, рано встав и погоняв «своего глухаря», я понял: ура! погода устоялась. Было тихо, ясно, морозно и стоял отличный наст.

Первый нормальный выезд в угодья, «биноклевание» сопок … Результат — хороший медведь найден на солнышке на вершине сопки. Нашел его Виталий, он с Сергеем начал к нему подходить. И когда уже почти подошли, медведь вдруг подскочил, как подорванный, и резко ушел через сопку. Во время бега он останавливался и оглядывался назад. Наши охотники подходили с другой стороны и засечь медведь их не мог. Значит, его потревожил другой медведь, и он должен быть очень большим. «Наш» тянул примерно на 2м.70 по длине шкуры, а улепетывал он как заяц. Мы походили еще туда-сюда и нашли очень крупные следы! Еще один большой медведь, а, может, это Эркуём? Назавтра мы разделились на две группы, и к полудню добыли отличного медведя.

Сергей сам увидел в бинокль медведя — посмотрели, куда он идет. Засекли лежку, классически подошли через сопку, и Сергей попал по месту метров так со ста. Хорошая погода, слаженная работа егерей, трудные подъемы по сопкам, и, наконец, желанный результат и отличное настроение! Вечером был праздничный ужин с бутылкой хорошего коньяка — по чуть-чуть на всех.

Назавтра погода стояла отличная, мы на снегоходах добрались до ближайших сопок. Увидели несколько следов и одного мишку, он неторопливо шел по своим делам. Наст держал нас и его, мы решили подойти как можно ближе и стрелять. Наверное, мы поторопились, но это был наш последний охотничий день! Да и стрельба получилась торопливая, короче, в результате – тяжелый подранок. Из медведя — кровь рекой, он от нас, мы по пятам. И так несколько км. до реки, медведь реку форсировал, мы — за ним. Идет больше низами, по березкам или в пол-сопки, выше у него сил нет. А тут солнце растопило наст, и все начали валиться в снег по самые уши. Короче, пришлось охоту прекратить до утра, сами еле до «Буранов» доплелись.

Семеныч – охотник со стажем, но, конечно, расстроился, хотя вида не показывал. Вечером все обсудили и решили, что в запасной день будем, конечно, добирать мишку. Вообще-то мы планировали поехать на Океан, посмотреть касаток и китов. Да уж видно Эркуём нас не пускает. Короче, построили разные планы, да и Бога попросили, чтобы другой медведь не напал на след нашего и не сожрал его.

Утром, еще по-темному, мы выехали, благополучно добрались до реки, и бегом по следам медведя. И тут, как обычно: где поторопился — там и рвется. Кто-то чего-то не понял, кто-то не взял рацию и т.д. Один егерь по следам идет, медведя видит и стрелять вроде бы может, а другой вместе с Семенычем шел за ними, да и свернул назад. А я тоже сдуру послушал их и тоже не полез. А очень хотелось, чтобы красиво все закончилось, да и оружие надежное у меня. В итоге проползали мы без толку до обеда, там наст растаял — и кирдык. Виталий еле вылез к «Буранам», а завтра вылетать. И отложить нельзя – три самолета: в Петропавловск, в Москву и в Сургут. Местные мишку, конечно, добрали, хотя и не без хлопот.

Недалеко рванул какой-то очередной вулкан и все окрестности засыпало пеплом, и дождь пошел. Ну, да ладно, главное — в конечном итоге все закончилось нормально, и трофеи достойные, и охотились мы по-нормальному. А то бывает — встретишь на выставке охотничка, такого толстого, что можно двух Эркуёмов спокойно накормить, а он фотку тычет, а на ней — здоровый медведь. И он гонит, что, мол, взял его «с ног», да и только так всегда охотится.

А как он в сопки лазает, не совсем понятно, да и по фотке видно, что «вертушка» тут точно. Ну, зачем медведю посреди чистого поля шататься? Не на солнышке, не у реки? Ну да ладно с ними с «вертолетчиками»-пиндосами, пусть…

Я вот только думаю: может, этого Эркуёма когда увижу да и сниму на видео? Как того глухаря, конечно, если Бог даст.

Всегда Ваш, Петя Камушкин
(www.igor-yazykov.ru)